О сложности конкуренции «Формулы-1» с футболом, бесполезности социальных сетей и безвредном нарушении закона. Владелец коммерческих прав Берни Экклстоун отвечает на вопросы читателей F1 Racing.
«Хочу, чтобы Шумахер вернулся прежним». Берни Экклстоун отвечает на вопросы читателей
- Когда собираетесь на пенсию?
– Понятия не имею. Когда почувствую, что не могу справляться с работой.
- О чем жалеете больше всего за годы работы в «Формуле-1»?
– Вероятно, о том, что передал часть акций жене (второй жене, Славике – прим. Sports.ru), а она вложила их в траст. Теперь их не вернуть, и это вызывает самое большое сожаление.
- Как привлекать новых болельщиков в спорт?
– Не знаю. Кто тут может ответить? Как привлекали болельщиков 30-40 лет назад? Что изменилось с тех пор? Может быть, изменились формы развлечений, да и телевидение забрало большую часть аудиторию, которая раньше следила за «Ф-1» – теперь люди смотрят что-то другое. Футбола стало очень, очень, очень много. Тысячи игр. У нас всего 20 гонок в год. Просто представьте, сколько футбольных матчей проходит в каждой стране. Спонсоры идут в «Ф-1» для рекламы своей продукции, мы можем предложить им 20 различных вариаций того, где и когда они могут появиться, но конкурировать с футболом… с таким количеством игр каждые выходные в каждой стране... Мир изменился.
Что является главной движущей силой, которая заставляет вас делать то, что вы делаете?
– Думаю, если бы я был гонщиком, то было бы то же самое – я хочу выигрывать. Я не знаю, выиграю или потеряю в конце года. Если «Формула-1» будет успешна, то, значит, одержу победу.
- Вы считаете себя бессмертным?
– На протяжении 40 лет я занимаюсь любимым делом. Думаю, мне повезло.
- Какой совет вы дали бы возможному преемнику?
– Не думаю, что моими делами будет заниматься один человек – скорее, группа людей. Они все будут делать иначе – может быть, лучше, а, может и хуже.
- Каковы шансы на возвращение к двигателям V10 или V8?
– Я за то, чтобы это произошло. Избавляться от этих моторов не стоило, но никто не предполагал, что в итоге мы получим то, что получили. Сейчас это не двигатель, а силовая установка, которая не имеет никакого отношения к гонкам и никогда не будет применяться в дорожных машинах. Нам нужна система KERS, которая отлично работает, но ее использование в автомобилестроении коммерчески невыгодно.
«Формуле-1» это не нужно. Болельщикам нужны борьба и громкий звук. Это все равно что прийти на балет и увидеть там балерин в кроссовках.
- Если бы у вас была возможность вернуть один из этапов в календарь чемпионата, то какой бы выбрали?
– Гонка в Аргентине всегда проходила успешно. В этой стране очень любят автоспорт. Не знаю, какой Гран-при еще можно вернуть – я не думал на эту тему. Было бы здорово вернуться во Францию, если бы все работало должным образом. Но, в конце концов, у нас чемпионат мира. Это раньше у нас был чемпионат Европы. Все просто.
- Вы видели Михаэля Шумахера после его падения на лыжах?
– Нет. Я не хочу видеть Михаэля в таком состоянии. Помню, каким он был, и хочу увидеть его именно таким. Если он вернется, то хочу, чтобы это был прежний Шумахер.
«Хочу, чтобы Шумахер вернулся прежним». Берни Экклстоун отвечает на вопросы читателей
- Что необходимо сделать, чтобы в пелотоне «Формулы-1» появилась женщина?
– Ну, с этим всегда были проблемы. Вероятно, женщина способна привести спонсоров, но не думаю, что когда-нибудь гонщица окажется в топ-команде за счет таланта. Конечно, хотелось бы увидеть женщину за рулем конкурентоспособной машины. Было бы здорово, если бы Сьюзи Вольфф получила шанс в «Уильямсе», и не только на одну гонку. Однако я не знаю, справилась бы она или нет. Сейчас «Формула-1» проще для гонщиков чем когда-либо. Машинами легче управлять. Все стало проще.
- Почему была закрыта команда «Брэбэм?»
– Понятия не имею. Так решили владельцы. Я управлял командой в течение 18 лет, вкладывал собственные деньги или средства спонсоров. В любом случае, все работало. Но при новых хозяевах начались проблемы и команду закрыли.
- Почему бы не позволить командам использовать одну или две машины по желанию? Разве это не помогло бы частным конюшням в финансовом плане и не увеличило бы количество болидов на стартовой решетке?
– Верно. Я был бы очень рад, и я тоже предлагал эту идею.
- Кто ваш любимый гонщик из всех выступавших в «Формуле-1»?
– Поскольку я был близок с Йохеном Риндтом (Экклстоун был менеджером австрийского гонщика – прим. Sports.ru), то должен сказать, что Йохен. Когда все получалось, он был очень быстрым.
Есть также пилот, который, несмотря на достижения, должного внимания не получил – это Ален Прост. О нем никогда не говорят. Очевидно, что Айртон Сенна был супергонщиком, как и Михаэль Шумахер. Но люди забывают об Алене.
- Кто оказал самое сильное влияние на вашу жизнь?
– Скажу вам, что я был большим поклонником господина Феррари. Газеты об этом никогда не писали, но он всегда старался мне помогать. Жаль, что он не говорил по-английски, а я – по-итальянски, но в конце концов мы преодолели эту преграду. Мы могли договориться, просто пожав друг другу руки.
- Ваш самый сильный соперник в игре в нарды?
– Есть один человек, который играет очень хорошо. Честно говоря, мне никогда не доводилось его обыгрывать – Жан Тодт.
- Лучший автомобиль, которым вам доводилось управлять...
– Не интересуюсь дорожными машинами, я просто сажусь и еду. Это главное предназначение автомобиля.
- Почему провалился проект Гран-при в Нью-Джерси?
– Причина в неправильном финансировании: промоутер решил, что сможет заработать много денег. Он думал, что это чисто коммерческий проект. В итоге ничего не вышло.
- Кто из нынешних чемпионов мира, на ваш взгляд, лучше всего помогает продвижению спорта?
– Льюис Хэмилтон. У него самая разная аудитория болельщиков. Безусловно, он самый подходящий чемпион. Остальные хороши по-своему, но Льюису удалось найти новый сегмент болельщиков.
«Хочу, чтобы Шумахер вернулся прежним». Берни Экклстоун отвечает на вопросы читателей
- Если бы была возможность выбрать двух гонщиков «Формулы-1» для команды, то кого вы выбрали бы и почему?
– Предпочел бы достаточно умных гонщиков, с которыми не возникнет проблем. Выбрал бы Льюиса Хэмилтона и Себастьяна Феттеля. У меня хорошие отношения с обоими, думаю, они поладили бы друг с другом. У меня никогда не было проблем с пилотами. Ники Лауда и Нельсон Пике отлично ладили между собой, в команде была хорошая атмосфера.
- Но ведь у Нельсона не самая простая репутация? (вопрос от F1 Racing)
– У меня никогда не было проблем с ним. Все зависит от того, как вы взаимодействуете с людьми.
- Ники иногда может быть слишком самоуверен… (вопрос от F1 Racing)
– С Ники все было в порядке.
- Какие другие виды спорта вам нравятся?
– Другие виды спорта ... ну ... мне не нравится футбол. Я не очень люблю командные виды, но понимаю, почему многим интересен футбол. Я смотрю самые интересные матчи, и люблю спорт, где борьба идет на один на один – теннис или даже снукер. Бокс? Не совсем.
- Что думаете о переходе Себастьяна Феттеля в «Феррари»?
– Он принял правильное решение в подходящий момент.
- Считаете ли, что Гран-при должны проводиться на полностью электрических болидах, как в «Формуле-E»?
– Нет.
- Почему вы так неохотно воспринимаете современные медиа-технологии, как Facebook, YouTube и Twitter?
– Я не отказываюсь от них. Лишь говорю, что они не привлекут молодое поколение болельщиков, хотя некоторые считают иначе. Что притягивало болельщиков, которым сейчас по 40 лет, 30 лет назад? Тогда не было социальных медиа. Я недавно просматривал социальные сети и не нашел ничего, что могло бы привлечь молодую аудиторию.
- Правда ли, что у вас есть личный самолет, на котором вы летаете с одного ранчо в Бразилии на другое?
– Нет, это неправда.
- Когда-нибудь делали что-то незаконное?
– Наверное, да, но не осознавал.
- Вы однажды сказали, что в вашем бизнесе приходится балансировать на грани… (вопрос от F1 Racing)
– Есть такие вещи, которые, вероятно, запрещены законом, но никому не вредят, не делают беднее или богаче. Если, к примеру, еду со скоростью 40 миль/час, а ограничение составляет 30 миль/час, то это никому не навредит. Авария может произойти и на скорости 20 миль/час. Не говорю, что нужно ездить быстро, просто обстоятельства бывают разные. А то, что незаконно сейчас, может быть разрешено через пять лет. Законы меняются. Каждый день рядом с вами должен быть адвокат (смеется).
- Вам нравится кампания президента ФИА Жана Тодта?
– Жан и я очень разные. Можно делать что хочешь, но до тех пор, пока это будет совпадать с моими взглядами (смеется). Тодт предпочитает получить согласие всех, стремится сделать всех счастливыми. Мы отлично сработались, обе системы функционируют хорошо.
«Хочу, чтобы Шумахер вернулся прежним». Берни Экклстоун отвечает на вопросы читателей
- Согласны ли вы с тем, что «Формула-1» в кризисе? Маленькие конюшни борются за выживание, в то время как одна из топ-команд доминирует...
– Как некоторые говорят – я очень долго нахожусь здесь, поэтому видел многое. Когда у меня была собственная команда, ничего не менялось. Фрэнк Уильямс приходил ко мне, занимал деньги, арендовал двигатель. Тогда команды арендовали друг у друга коробки передач, моторы, взаимоотношения были совсем другими. Сейчас все иначе: во-первых, требуется очень большой бюджет, а во-вторых, у нас очень много людей с большим эго, которые стремятся тратить как можно больше денег, чтобы конкурировать с лидерами. Нет никакой необходимости привозить огромные моторхоумы. Все просто: не нужно тратить больше, чем вы зарабатываете, но именно так поступают некоторые.
- Вы хотите, чтобы ваш друг Флавио Бриаторе вернулся в «Формулу-1»?
– Да, конечно. Думаю, он еще многое может дать «Формуле-1».
Фото: Gettyimages.ru/Mark Thompson, Andreas Rentz/Bongarts; globallookpress.com/Hoch Zwei; Hoch Zwei/Picture Alliance
Источник – f1racing.co.uk
Источник: спорт главное спорт главное<!--dle_leech_end-->"><!--dle_leech_begin-->спорт главное<!--dle_leech_end-->
Если Вам понравилась или не понравилась статья можете проголосовать за «Хочу, чтобы Шумахер вернулся прежним». Берни Экклстоун отвечает на вопросы читателей
90290

Реклама на сайте

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Реклама на сайте