В преддверии десятой годовщины скандального Гран-при США в Индианаполисе F1 Racing пообщался с некоторыми из ключевых свидетелей и участников событий того странного гоночного уик-энда.
«Индигейт». 10 лет самой скандальной гонке «Формулы-1»
Все началось с инцидентов с пилотами «Тойоты» на пятничных свободных заездах. Cначала в аварию в бэнкинге попал Ральф Шумахер, а затем развернуло тест-пилота Рикардо Зонту. При расследовании причин инженеры «Мишлена» обнаружили, что из-за высокой нагрузки в профилированном вираже проблемы с шинами возникают у всех клиентов, то есть у 8 из 11 команд. Компания не могла гарантировать полную безопасность. На протяжении двух следующих дней все искали выход из ситуации, было выдвинуто несколько предложений, но из-за разногласий с ФИА компромисс не был достигнут. В результате в воскресенье на старт вышли только клиенты «Бриджстоуна» – «Феррари», «Джордан» и «Минарди», а остальные свернули на пит-лейн в конце формирующего круга.
Тьягу Монтейру, «Джордан»: «Это был очень странный Гран-при. Сомнения по поводу участия клиентов «Мишлена» появились еще в начале уик-энда.
Мы просто делали свою работу и вышли на старт. Нужно ли было извиниться перед «Мишленом»? На самом деле, нет. По ходу сезона у нас тоже возникали проблемы с шинами, но мы справились. «Мишлен» допустил ошибку при выборе покрышек на этап. Эта проблема нас не касалась, но, конечно, мы не представляли, что на старт выйдет шесть машин. На брифинге перед стартом было предложено много сценариев.
Руководитель нашей команды тогда сказал: «Есть шанс заработать очки, потому что, вероятно, не все примут участие. Просто постарайтесь сделать все, что в ваших силах, и финишируйте».
На формирующем круге мой гоночный инженер сказал: «Окей, один заезжает на пит-лейн, еще один, и еще один – все заехали! Оставайся на своей позиции и проведи гонку!» Я это и сделал. На протяжении всего сезона «Джордан» и «Минарди» боролись между собой в конце пелотона, так что это была моя гонка. Я должен был оказаться впереди.
Я атаковал изо всех сил, хорошо стартовал и постарался оторваться. К середине дистанции мое преимущество над ближайшим соперником составило 30 секунд, гоночный инженер попросил замедлиться, но я сказал: «Ни в коем случае, не собираюсь терять концентрацию».
На последних кругах пришлось сбросить темп, так как коробка передач начала перегреваться, пришлось понервничать. Не думаю, что люди понимают, насколько тяжело работать маленьким командам с ограниченными ресурсами. Я был очень счастлив, «Джордан» заслужил результат.
Не знал, что болельщики на трибунах свистят, увидел это только в записи трансляции. Нас попросили не слишком праздновать на подиуме. Прежде чем выйти на пьедестал почета, Михаэль и Рубенс обняли и поздравили меня. На подиум они вышли с серьезными лицами и продемонстрировали потрясающее актерское мастерство. Я смотрел на сотрудников «Джордана», некоторые из них плакали. Я должен был праздновать ради них».
Роб Смедли, бывший гоночный инженер «Феррари»: «Мы не имели отношения к происходящему с клиентами «Мишлена», поэтому не знали, как все обстоит на самом деле. Только на стартовой решетке услышали, что они намерены свернуть в боксы после первого круга.
Сама гонка получилась нудной из-за отсутствия борьбы. Хотя Михаэлю и Рубенсу скучать не пришлось».
Рон Деннис, исполнительный директор «Макларена»: «Обсуждался вариант создания шиканы, который вполне мог быть реализован. Еще одной идеей было добровольное ограничение скорости для клиентов «Мишлена», но встал вопрос: кто готов следовать рекомендациям, а кто намерен бороться и, следовательно, идти на большой риск.
Эта ситуация не пошла на пользу ни «Формуле-1», ни «Мишлену».
Стив Роберстон, менеджер Кими Райкконена: «Это была шокирующая ситуация для спорта. Кими раз за разом говорил: «Я просто хочу гоняться». В том году у него была доминирующая машина, он должен был стать чемпионом. Очевидно, что за этап в Индианаполисе не удалось набрать ни одного очка».
Джонатан Уитли, бывший сотрудник технического отдела «Рено»: «Во время церемонии подиума мы упаковывали оборудование, свист с трибун был просто невероятным. Помню, в боксы нам принесли около футболки без надписей, чтобы мы сменили командные рубашки».
Мартин Брандл, комментатор ITV: «Помню, насколько был зол, когда находился на стартовой решетке. Мы понимали, к чему все идет. Были слухи, что клиенты «Мишлена» не выйдут на старт. Очевидным решением было создание шиканы и казалось, что здравый смысл возобладает. Но в воскресенье утром это предложение было отклонено.
Казалось, нас ждет один из самых мрачных дней в «Формуле-1» за последние годы, однако гонка оказалась на удивление хорошей, учитывая борьбу пилотов «Феррари».
Хорошо запомнил разговор с Берни Экклстоуном, я был очень возмущен тем, что «Формула-1» «выстрелила себе в обе ноги».
Прошло десять лет, мы по-прежнему помним те события и говорим о них. Вероятно, в том сезоне было много интересных гонок, но не уверен, что помню их. Тот день в Индианаполисе казался ужасным, но мы все его запомнили».
Отмар Сафнауэр, бывший вице-президент автоспортивного подразделения «Хонды»: «Мишлен» поступил правильно, выплатив компенсацию болельщикам – в тот день трибуна в первом повороте была заполнена. «Формула-1» была популярна, а Инди отлично подходил для проведения гонки. У американцев всегда высокие ожидания в отношении зрелищности, так что это было худшее место для подобного развития событий».

Ник Шоррок, руководитель автоспортивного подразделения «Мишлена»: «Хорошо все помню. Это был мой первый год в «Формуле-1». Постепенно Пьер Дюпаскье передавал мне свои полномочия.
Данные «Тойоты» после аварии Ральфа Шумахера ничего не показали. Затем произошел с инцидент с их тест-пилотом Рикардо Зонтой. Это стало признаком серьезных проблем. Было ясно, что некоторые команды регулируют настройки и геометрию подвески способами, о которых мы не осведомлены в полной мере.
К субботе стало понятно, что при прохождении 13 поворота возникает нагрузка, с которой мы не сталкивались раньше, в результате чего возникают проблемы с шинами.
Один из сотрудников «Мишлена» должен быть взять на себя общение с прессой. До сих помню, как Пьер Дюпаскье подошел ко мне и сказал: «Это будете вы!». У нас были медиа-тренинги, но я никогда не сталкивался с подобной ситуацией. Помню, сколько было фотовспышек, микрофонов, диктофонов. За 75-100 метров между паддоком и моторхоумом я давал около десяти интервью. Так было на протяжении всего уик-энда.
Единственное, что можно было сделать – снизить скорость прохождения 13 поворота. «Мишлен» не мог ставить безопасность гонщиков под угрозу. Руководители команд пытались убедить Берни Экклстоуна и Макса Мосли, но клиенты «Бриджстоуна» были непреклонны, поэтому достичь соглашения не удалось.
Мы не знали, как поступят команды, пока в конце формировочного круга пилоты не свернули на пит-лейн. Мы испытали огромное облегчение, момент был очень эмоциональным. У Пьера были слезы на глазах.
Конечно, ситуация была тяжелой и стала уроком для «Мишлена». Была проделана фантастическая работа, чтобы понять, что пошло не так и как справиться с этой проблемой».
Фото: Gettyimages.ru/Vladimir Rys/Bongarts
Источник – f1racing.co.uk
Источник: спорт главное спорт главное<!--dle_leech_end-->"><!--dle_leech_begin-->спорт главное<!--dle_leech_end-->
Если Вам понравилась или не понравилась статья можете проголосовать за «Индигейт». 10 лет самой скандальной гонке «Формулы-1»
90290

Реклама на сайте

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Реклама на сайте